June 30th, 2016

australia

И такие работы бывают

http://xray.sai.msu.ru/~polar/sci_rev/338.html#arxiv/1606.08992

arxiv:1606.08992 Наше небо сейчас и тогда - поиск исчезнувших звезд и невозможных эффектов как свидетельств деятельности развитых внеземных цивилизаций (Our Sky now and then $-$ searches for lost stars and impossible effects as probes of advanced extra-terrestrial civilisations)
Authors: Beatriz Villarroel, Inigo Imaz, Josefine Bergstedt
Comments: 9 pages, Accepted to the Astronomical Journal

Мне такие работы кажутся странными. На мой взгляд, оправдывает их только то, что они могут давать побочные астрофизические результаты. Или, иначе, собственно и надо проводить подобные астрофизические исследования, побочным результатом которых может быть что-то про SETI.

Короче: ищут человечков. Даже ЧЕЛОВЕЧИЩ. ГЛЫБИЩ. Звучащих не только гордо, но и на всю вселенную. Авторы используют пару больших каталогов, чтобы искать "пропавшие" звезды и даже (sic!) галактики. Исчезнувшие, ясное дело, из-за человечков ЧЕЛОВЕЧИЩ. Не забыты, правда, и столь же возможные естественные эффекты вроде "звезда провалилась в червоточину".

В общем, те, кто думает, что астрономы архиконсервативны - отдыхают. Статья принята в едва ли не самый уважаемый у астрономов-наблюдателей журнал.
blackholes

4 июля 21-35. Культура

http://tvkultura.ru/anons/show/brand_id/20954/episode_id/1310753/



ЧЕРНЫЕ ДЫРЫ
4 июля 2016
Чуть ли не самые загадочные объекты во Вселенной. Как гигантский пылесос, они засасывают в свою воронку все, что находится поблизости. Сила притяжения черной дыры настолько велика, что ничто не может покинуть ее, включая даже электромагнитное излучение. Сегодня космический телескоп Хаббла и рентгеновский телескоп "Чандра" обнаружили уже тысячи черных дыр во Вселенной. Неужели нас ждет гравитационный коллапс? На этот вопрос отвечают авторитетные научные сотрудники Государственного астрономического института им. П.К. Штернберга: кандидат физико-математических наук Владимир Сурдин, доктор физико-математических наук Сергей Попов, ведущий научный сотрудник Института ядерных исследований РАН, доктор физико-математических наук Борис Штерн.